Сваямпракашананда Свами. Из беседы с Атмататтвой


Обычно после общения с Атмататтвой я составляю статьи на основе этих бесед. На этот раз лишь немного подретушировала и решила оставить как есть, в виде прямой речи, просто вопросы и ответы. Мы разговаривали по скайпу, и у него не было микрофона, так что я говорила, а он писал в ответ. Вначале он рассказал, как в юности в результате особой тантрической садханы, выполняемой на шмашане, вспомнил все свои предыдущие воплощения и свое изначальное положение в материальном мире. Затем Атмататтва отметил, что, конечно, это не было действительно окончательной самореализацией в смысле постижения своей высшей природы, но по сравнению с грубым физическим отождествлением все же эти отождествления были на порядок выше. Далее привожу наш диалог.Атмататтва: Это было не «original self» (изначальное «я»), но наиболее ранняя из моих индивидуальностей («identity»)... Я не смог вернуться еще дальше, за это «я». Но и эта реализация в какой-то степени удовлетворяла жажду. По сравнению с нынешней грубой «одеждой» то ощущалось как настоящее «я». Но все еще не окончательно. Это как нижнее белье ближе к телу по сравнению с верхней одеждой. Но, в отличие от грубой материи, осознание своего истинного «я», я уверен, должно быть без подобных отождествлений себя с кем-либо или с чем-либо. Хотя это не отождествление себя ни с чем, но это и не имперсонально. Это не личностно (в обычном понимании) и не безличностно.

Я: Когда речь заходит о самоосознании, я вспоминаю пример Рамана Махарши и осознание истинного «я», как оно описано в его учении.

Атмататтва: Именно! Ты помнишь, я играл Раману в документальном фильме?

Я: Правда? Нет, не помню, чтобы вы рассказывали об этом. Расскажите, очень интересно.

Атмататтва: Да, около 40 минут. Я был одет в каупину как он и говорил его голосом.

Я: Могу я найти где-нибудь этот фильм? Это индийский фильм?

Атмататтва: Нет, это немецкий документальный фильм об Аруначале, дублированный на немецком языке. Вначале мы взобрались на Аруначалу и сделали более 700 фотографий, затем они работали над фильмом. Я послал несколько снимков, где играл роль Рамана Махарши, знакомому преданному в Маяпур, и после этого тот начал всем рассказывать, что, покинув ИСККОН, Атмататтва теперь стал маявади. Он не знал, что это были просто фотографии со съемок фильма, и решил, что я стал садху в Тируваннамале.

Я: В ИСККОНе почему-то взяли привычку превращать нормальные слова в ругательные. Например, в таких понятиях, как «сахаджа» или «маявада» нет ничего дурного, но они вкладывают в эти слова какой-то странный смысл, что они звучат как нечто плохое. И даже особо не разбираются, кто такие «сахаджии» или «маявади», всем дают свои ярлыки без разбора. Например, они называют Рамана Махарши «маявади». Но я не могу присвоить ему какое-то название, и не уверена, что «маявади» его правильно характеризует. Ведь он был вне всех религий и догм.

Атмататтва: Разумеется. Это потому, что они не знают, что такое маявада. Рамана Махарши был брахмавади. Брахмавада – это не религия; это философия. Он был осознавшей себя душой. Когда он соединился с Брахманом, многие садху видели его душу, стремительно пронесшуюся сквозь материальное небо. Даже метеорологическое общество в Ченнае зарегистрировали светящийся разлом в небе (наподобие молнии).

Я: они увидели это именно в тот самый момент, когда Рамана ушел?

Атмататтва: Да. Свами из Сентамангалам, авадхута, показал душу Раманы своим ученикам. В тот же момент многие садху в Гималаях видели, как его душа стремительно взлетает.

Свами из Сентамангалам достиг джива самадхи, и он до сих пор жив, ему уже 600 лет.

Я: Он до сих пор жив? В физическом теле? Трудно поверить.

Атмататтва: Да. В те годы, когда я учился, этот Свами являлся мне во сне и звал меня прийти в Сентамангалам. Сентамангалам – это маленькая деревня возле Намаккала (Senthamangalam, Namakkal, Tamil Nadu  http://www.panoramio.com/photo/16792457 ). Этого Свами зовут Сваямпракашананда. Он последователь Даттатрейи.

Начиная с семи лет, я несколько раз видел один и тот же повторяющийся сон. Я видел, как я тонул в озере, и видел этого Свами на холме над озером, играющего на струнном инструменте. Свами говорил мне, «играй на этом инструменте, и ты не утонешь», и на этом сон прекращался. Когда мне было 17 и я работал в Салеме, он стучал ко мне в дверь в полночь, а когда я открывал дверь, он исчезал в воздухе. Однажды я увидел его за дверью. Он был высокий, без одежды, весь усыпанный пеплом. Через несколько мгновений он исчез.

Я: он приходил в своем астральном теле?

Атмататтва: Нет, это не астральное тело. Это тело Сиддха. Это физическое тело, но не трехмерное. Существует наука о нефизических материях. С нашей обычной точки зрения его тело не физическое. Но в то же время это и не астральное тело.

На следующее утро я побежал к тому месту, где жил Свами. Оно находится в 34 километрах от моего города. Я бежал 34 километра, как сумасшедший.

Я: Вы не поехали на автобусе, а прошли 34 километра пешком?

Атмататтва: бегом. Я бежал. Весь был в пыли, выглядел очень странно. Когда я добежал до города Свами, на рынке я встретил свою тетю, которая жила там. Она была шокирована моим видом и привела меня в свой дом. Когда я вошел в дом и открыл дверь, выходящую во двор, оттуда я увидел этот холм.

Я: какой холм?

Атмататтва: Тот самый холм, который я видел во сне. И я побежал туда, продираясь через колючие заросли и кусты. Весь в ссадинах, в крови по всему телу, я пришел на это место и обнаружил, что там нет никакого озера. Старая женщина, жившая в доме в том месте, удивилась, когда я спросил ее об озере. Она вынесла картину, изображавшую Свами, сидящего на вершине холма, вокруг которого было озеро. Она сказала, что когда Свами достиг джива самадхи, озеро высохло. И там был построен храм-самадхи Свами под храмом Даттатрейи, который он построил. Это божество создано из цельного монолитного камня. Этот камень весом 5 тонн Свами мистическим образом принес из Гималаев. Там стоят четыре колонны, и божество посередине.m

Пуджари этого храма (внучатый племянник Свами) показал мне рисунок, где завуалированным образом на дереве была нарисована кошка, которую с первого взгляда не увидишь. Я сразу же показал на кошку. Потому что этот рисунок мне был уже знаком, - я видел его в своих снах. Пуджари привел меня в пещеру, где медитировал Свами. Чтобы попасть в пещеру, нужно пролезать ползком, а внутри можно ходить в полный рост. Пуджари показал мне коллекцию книг Свами. Это редкие книги на разных языках; некоторые на пальмовых листьях, некоторые напечатаны старинным способом вручную. Пуджари сказал, что его бабушка говорила ему, что когда придет избранный шикша-ученик Свами, он будет способен мгновенно показать кошку, спрятанную на рисунке, и когда ты приведешь его в пещеру, рисунок божеств Наваграха, сделанный Свами, упадет на твою голову (т.е., на голову пуджари). Так и произошло, - этот рисунок свалился на голову пуджари. Я рассмеялся.

Когда наступила Шиваратри, я выполнял там пуджу, совершая абхишеку каждый час в течение ночи. Утром я погрузился в самадхи. Три дня мое тело было неподвижно и я не дышал. Моя тетя была чертовски напугана. Все, кто приходил, видели меня сидящим неподвижно как камень.

Я: что происходило с вами в это время? Что вы помните?

Атмататтва: Я был вместе со Свами в его самадхи. Мы обсуждали миллионы разных вопросов, говорили на санскрите, посетили с ним много разных мест. Свами сказал мне, что вскоре я получу наставления от Божественной Матери из Пондичерри. Он предсказал некоторые события, и его предсказания затем сбылись в точности как он сказал.

Позднее я отправился в Ауровиль, когда там еще не было ничего того, что есть сейчас. Матри мандир будет построен через 20 лет, а в тот момент я пришел на это место и стоял там под дождем и под палящим солнцем. Окружающие думали, что я безумен. Я стоял там, медитировал и разговаривал с ней.

Я: расскажите, о чем вы с ней говорили?

Атмататтва: Это займет минимум 20 дней, чтобы рассказать все. Я расскажу позже.

(Возвращаясь к Сваямпракашананда Свами) Он учил меня тому, чего достиг сам, и направил меня к своим ученикам. Затем в течение девяти месяцев я посещал его учеников и учился у них. Один из них учил меня Санкхье. Он достиг совершенства в Санкхье и жил в теле Сиддха. Но иногда он также проявлял себя и в трехмерной видимой форме. Он обычно приходил из ниоткуда, и, уходя, также исчезал в воздухе. Как-то мы с ним ехали на местном автобусе без билетов, потому что он сделал и меня тоже невидимым.

Я: Как же вы ехали в автобусе невидимкой? Одно дело, что люди вас не видели, ок, но в автобусе тесно, и люди не могут не заметить пустое незанятое место.

Атмататтва: Да, это забавно, когда кто-то сидит поверх тебя и не замечает тебя. У меня не было веса и объема. Я был как будто сделан из хлопка.

Один раз он попросил меня приготовить для него еду. Я приготовил, он сказал, что собирается съесть ее, и в этот момент еда исчезла. Он просто показывал мне эти вещи, чтобы продемонстрировать, что такое совершенство в Санкхье. И, как предсказал Свами, обучение у его ученика длилось 3 месяца, а затем я больше его не видел. Я помню каждое слово, которому он меня учил. Его старший брат в Боге, живший в тот момент на расстоянии 120 километров от нас, затем сказал мне, что слышал все наши беседы. Он также был авадхутой и Сиддхой. Его звали Каши Свами.

Я: Когда жил этот Сваямпракашананда Свами? И когда он ушел в самадхи?

Атмататтва: Когда я встретился с ним спустя 90 лет после того как он вошел в самадхи, это было в 1969 году.