Из рабства в монастырь или непростая история одного монаха


История основана на абсолютно реальных событиях, которые имели место в конце 90-х годов, но имена, названия мест и другие данные изменены.

Николай жил в крупном городе, областном центре, - условно назовем его город М, - вместе с матерью, отчимом и сестрой. Он зарабатывал на жизнь строительством и ремонтом, у него была своя бригада. Образ жизни он вел, мягко говоря, далекий от религиозного. Веселые компании, выпивка, пьяные разборки, вечные любовные похождения, два раза был женат, оба брака закончились разводом через несколько месяцев после свадьбы. Почти два метра ростом, косая сажень в плечах, обаятельный голубоглазый блондин, он пользовался успехом у женщин, но был лишен постоянства.

Однажды ему позвонил новый клиент, сказал, что ему в деревне нужно построить дом, пригласил приехать обсудить цены и сроки. Коля поехал один, встретился с клиентом. Это был двор, обнесенный высоким забором, в глухой сельской местности, на отшибе, поодаль от деревни. Заказчик хотел построить там дом. Это был обычный русский мужчина средних лет, ничего подозрительного в его внешности не было. Обо всем договорились, и решили приступить к работе уже на следующий день.

Когда Коля прибыл на это место на следующий день вместе с двумя напарниками и с инструментами для работы, вместо мужчины, с которым был заключен договор, их встретили вооруженные чеченцы. Ребята поняли, что произошло, слишком поздно, - уехать уже было невозможно. Ударами сапог и прикладов им объяснили их нынешние права и обязанности. Они действительно строили дом, о котором шла речь, но только бесплатно, как рабы. Содержали их в грязном сарае, без всяких удобств. Спали они на полу. Кормили их отбросами, как собак, в мисках. Бандиты с автоматами Калашникова сторожили их круглые сутки. За медлительность и неповоротливость в работе их били. Коля понимал, что живыми их из рабства не выпустят. Что он при этом переживал, о чем думал, можно только догадываться.

Так прошло три месяца, стройка близилась к концу. Охранники стали давать рабам поблажки, выпускали их на волю погулять по лесу и по деревне. Будучи постоянно голодными, в деревне они просили или воровали с огородов еду. При этом бандиты были неподалеку и держали ребят на прицеле, поэтому попытка убежать означала смерть, и бежать никто не пытался.

В этой деревне была старая церковь. Коля решил зайти туда, чтобы помолиться. Чеченцы разрешили, - из церкви-то все равно не убежит, никуда не денется. В церкви Коля обратился к священнику и попросил исповедовать его. На исповеди Коля рассказал ему, что находится сейчас в рабстве и ходит под прицелом. В общем, рассказал полностью всю историю. Священник посоветовал ему молиться и верить, что Бог обязательно поможет. Коля так и сделал, стал молиться.

Спустя два дня внезапно нагрянули спецназовцы, и главного «заказчика» и его бандитов, всех успешно повязали. Коля и его напарники были освобождены. Как выяснилось, тот священник из деревенской церкви в прошлом работал в КГБ, и он сразу же после исповеди заявил куда надо.

Это было настоящее чудо – выжить и оказаться на свободе, несмотря на то, что, казалось бы, они были обречены. Коля решил, что именно церковь спасла ему жизнь, и поэтому оставшуюся жизнь он обязан посвятить ей. Так он стал монахом, и живет в монастыре уже много лет. Вера и религиозная жизнь настолько перевернули его сознание, что он оставил родственников, друзей и вообще любые связи с прошлым как сон, без колебания. Его мать - уже пожилая, больная женщина, с которой он резко прекратил всякое общение, - рассказывала о своей встрече с сыном в монастыре.

Монастырь, в котором он живет, находится в маленькой деревне, примерно в пяти часах езды от областного центра. Однажды его мать и сестра, соскучившись, приехали в этот монастырь, чтобы повидаться с ним. Марина (сестра Коли) специально для такого случая купила длинную юбку до пола. У ворот монастыря стоял послушник-охранник. Женщины спросили его, как можно найти Николая, когда с ним можно встретиться. Но он молчал и отрешенно глядел куда-то вдаль, не обращая на них внимания. Они спрашивали несколько раз, но это было все равно что разговаривать со статуей. А ворота были закрыты, и войти было нельзя. Они уже были в полном отчаянии – так долго добирались до этого монастыря, и им желательно еще на обратный автобус успеть, чтобы попасть домой, потому что в этой деревне им ночевать негде, и все старания бесполезны, потому что у ворот стоит истукан и в упор их не видит.

Недалеко от ворот была церковная лавка, в которой работала монашка. Она подошла к нашим бедолагам и объяснила, в чем они не правы, и почему послушник не разговаривает с ними. Во-первых, как оказалось, на длинной юбке у Марины есть разрез, видны ноги. Во-вторых, у нее на ногтях – лак, а это бесовская мода, краситься нельзя. В-третьих, - они обе с непокрытой головой. Женщины немало удивились, как же этот отрешенный монах, глядящий в небо, успел заметить все эти детали, - даже подол юбки и ногти разглядел. Однако, увидеть-то Колю нужно, поэтому они поспешили в ближайший магазин, купили булавки, жидкость для снятия лака и косынки. Они стерли лак с ногтей, булавками тщательно закололи разрез на юбке и надели косынки. Когда они подошли к воротам в таком виде, монах ожил и соизволил ответить им, что мирянам входить на территорию монастыря разрешается только на время службы, а служба начнется через двадцать минут. Они попытались объяснить монаху, что им надо увидеть их родственника, которого не видели уже год, и затем постараться успеть на автобус, поэтому времени нет, чтобы ждать службу... но устремленный в небо взгляд монаха уже снова стал непроницаемым, и им пришлось смириться и ждать.

Наконец, наступило время службы, ворота открыли, им позволили войти. Они вошли в церковь на территории монастыря, и увидели среди других послушников Колю в рясе и с кадилом, - он участвовал в службе. Они встретились глазами, Коля увидел и мать, и сестру. Но он тут же отвел глаза и продолжил свою службу. Его лицо было отрешенным и чужим. Он даже не кивнул, и больше не смотрел в их сторону. Мать стояла и ждала, когда же она сможет, наконец, поговорить с сыном. Дождались окончания службы. Коля уже ушел со службы, но к ним так и не вышел. Уже становилось поздно, поэтому, так и не встретившись с Колей с глазу на глаз, его мать и сестра ушли.

У этой истории нет финала. Это не басня, в конце которой есть какая-то мораль или какой-то вывод, - это всего лишь эпизод из жизни.