Встреча с Аравинда Бабой из Натха сампрадайи


Индия, декабрь 2007

Начало. Дели

В декабре 2007 мы с мужем смогли съездить в Индию всего на три недели. Для Индии это, конечно, маловато, но в этот раз поездка была хорошо организована, поэтому она оказалась очень плодотворной. На эту поездку нас вдохновили письма моей подруги Даши, когда она рассказывала об Аравинда Бабе (о нем речь пойдет ниже), о Крийя йоге и о своих приключениях. Нам захотелось увидеть этого Бабу и узнать побольше о Натха сампрадае, к которой он принадлежит, - это было основной целью той поездки.

Мы прилетели в Дели, и в этот день встретились с одним нашим виртуальным знакомым по имени Шива Аршайя, он же Миша. Вечером этого дня он как раз улетал. Мы посидели в ресторанчике, попили пиво, которое подали в бутылках, завернутых в газету («сухой закон» в действии), пообщались.

 

 Open

 

sikh1

В этот день по Пахар Ганджу шла процессия сикхов; у них был какой-то праздник. Они были наряжены в разноцветные одежды, и шли группами по цветам. То есть, одетые в розовое шли одной группой, дальше одетые в синее, красное, желтое и тп. Среди них было очень много детей. Мальчики и юноши устраивали показательные поединки на мечах, демонстрировали свою доблесть и мужество. Но при этом явно старались попадать мечом не по противнику, а по его щиту. Поединки больше напоминали ритуальные танцы с оружием. Стучали на барабанах и играли на разных других инструментах. Они заполнили собой всю улицу, которая и без сикхов всегда переполнена, а тут вообще приходилось прорываться сквозь толпу против ее течения. О шоппинге пришлось забыть. Хорошо, что необходимые в хозяйстве вещи — теплое одеяло, простыни, мыло и посуду — мы успели купить раньше.

sikhi_mnogo 

sikh2 

Миша порывался свозить нас в тамильский храм, но для этого пришлось бы ехать куда-то за город, и это, наверное, заняло бы весь день, а у нас уже сил не было, еще не очухались после долгого перелета с пересадкой. Вечером мы посидели на крыше отеля, в котором остановился Миша, попили там чай. Потом Миша уехал в аэропорт.

Shiva-Ashraya 

На следующее утро мы отправились на электричке в Харидвар. Нам посоветовали ехать электричкой, потому что, говорят, в автобусе в это время холодно. Электричка оказалась удобной и чистой. И, в отличие от обычного поезда, люди без билетов в ней не тусовались и не раскладывались на полу. 


Харидвар, Ришикеш и Шантикундж

В Харидваре нас встретили Даша и Гарги. Гарги, индийская девушка, – это преподаватель йога-терапии из Шантикунджа, ученица Аравинда Бабы и подруга Даши.

На рикше доехали до Шантикунджа. Шантикундж — это ашрам религиозной организации Гаятри Паривар. Этот ашрам практически как маленький город, со своей инфраструктурой и правилами жизни. Их главная духовная практика - это карма-йога (бескорыстное служение обществу, деятельность без ожидания вознаграждения и плодов) и повторение Гаятри мантры. Пока мы жили в Шантикундже, посещали их ежедневные ягьи и общались с жителями ашрама, я все больше проникалась уважением к их деятельности. Они проводят разные просветительские и благотворительные акции, обучают людей основам духовной практики и культуры (в соответствии с ведическими традициями), проводят научные исследования в самых разных областях, практикуют йогу и аюрведу, лечат больных натуральными препаратами, обучают йоге, пранолечению, практике мантр и проведению жертвоприношений. При Шантикундже есть большой Университет, в котором есть разные факультеты: санскрит, йогатерпия и тп. Обучение в Университете платное. Из того, что любому гостю сразу видно чисто внешне, глубоко не вникая в их философию, - это чистота, порядок, тишина и мирная атмосфера, которые царят на территории ашрама. Незадолго до нашего приезда Даша как раз закончила полугодовой курс обучения в Университете и сдала экзамены.

Нас зарегистрировали и поселили в комнате. Оказалось, что все комнаты, которые специально предназначены для гостей, в тот момент были заняты. И нам досталась комната среди тех, где живут постоянные жители. В комнатах для гостей условия покруче. Но нас приятно удивили условия и в нашей «общаге». В комнате две кровати, балкончик с решеткой от обезьян; нам выдали постель, одеяла, кипятильник, и утром есть горячая вода. Это при том, что они не берут никаких денег за проживание, все бесплатно. При желании можно сделать пожертвование, но никто не обязывает. Питание либо бесплатное (но такую острую еду я есть не могу), либо за свой счет в столовой; у них все очень дешево. На территории ашрама не пользуются деньгами. Нужно в специальной кассе поменять деньги на купоны, и этими купонами расплачиваться, если что-то покупаешь в столовке или в магазине ашрама.

 

shantikunj1 

shantikunj2 

 shanti

В кантин (столовке) можно попить чай или напиток прагья. Прагья — это напиток из трав с молоком. Как сказала Даша, «прагья» - это мудрость, и от этого напитка активизируется работа мозга, то есть, умнеют. Мы в первый же вечер напились прагьи, поумнели на глазах, и пошли вместе с Дашей и Гарги в нашу комнату. Гарги и Даша учили нас делать крию. Это такие упражнения с элементами пранаямы и с мудрами. У меня не было большого интереса к крие. Поэтому, поделав ее пару раз, я перестала ее делать, а Сергей продолжал.

Мы съездили в Ришикеш на денек. Проезд на большой авторикше (типа маршрутного такси) от Шантикунджа туда стоит 20 рупий. Встретились с еще двумя йогинями, друзьями Даши, все вместе поели в уютном тихом ресторане, потом побродили по Ришикешу, перешли через мост, помедитировали на берегу Ганги и сходили в гости к местному бабе, который живет в избушке на берегу реки. Баба был очень рад гостям, он прям сиял. Он мало слов знает по-английски, но если человек любит поговорить, и очень долго молчал, это его не остановит. Он с гордостью показывал нам фотографии и памятные письма иностранных гостей, которые его посещали. А еще он страсть как любит фотографироваться. Он стал показывать йогические асаны, и я его фотографировала. Потом мы зашли в его лачугу и выяснили, что еды у бабы совсем уже не осталось, а денег он не берет. Тогда мы с ним вместе пошли на базар и купили ему продукты, которые он ест. Там мы распрощались с нашим йогом и пошли обратно, потому что уже темнело. Попили чай в кафешке и поехали авторикшей обратно в Шантикундж.

Rishikesh1 

 Rishikesh2

 Rishikesh

 Rishikesh

 Eda

 Dog

 yog1

 yog2

 Yog3

 Yog4

 Yog5

Пару раз мы съездили в Харидвар, походили там по базару и вдоль берега. Но в Харидваре слишком много попрошаек, просто стаи бегают по набережной. Посидеть и посмотреть на Гангу там не получилось. Зато на базаре купили симпатичные шерстяные шали.

В районе Шантикунджа по соседству сплошь одни ашрамы, целый городок ашрамов. Поэтому там поспокойнее, контингент там другой. Мы решили поискать уединенное место возле Шантикунджа, чтобы искупаться в Ганге. Прошли вверх по течению и таки нашли подходящее место. Течение в Ганге очень сильное. А я не умею плавать. Плюс вода ледяная. Зима все-таки. Плюс неудобное скользкое каменное дно. В том месте, до которого мы дошли, были небольшие островки и изгибы реки, которые образовали залив. В этом заливе не было течения, и был участок, где было мелко и песчаное дно. Просто идеально для таких «пловцов» как я. Когда я подошла к воде, на камешке увидела статуэтку, которая стояла лицом к реке. Это оказался маленький каменный Ганеша. Я усмотрела в этом хороший знак и забрала Ганешу с собой. Окунаться в воду было страшно, потому что вода действительно ледяная. Но когда все-таки окунулись, уже не хотелось выходить из воды, стало тепло.

 Gayatri

Шантикундж — это питха Гаятри Деви. Там поклоняются божеству Гаятри и каждое утро проводят ягьи, громко воспевая Гаятри мантру. Любой желающий может принять участие в ягье. Для этого нужно только одеться по-индийски, прийти и сесть, если есть свободное место у костра (костров там много), и там все объяснят и покажут, что надо делать, - брать зерна и бросать в огонь.

Мы пробыли в Харидваре (в Шантикундже) всего четыре дня. Потом поехали во Вриндаван через Дели. В Дели мы решили заночевать перед тем как ехать во Вриндаван.

 


 

 

Вриндаван

Даша и Гарги остались в Дели завершать какие-то свои дела и ждать приезда Премавати и ее компании, а мы поехали во Вриндаван вдвоем. До Вриндавана добрались автобусами, с пересадкой. Дорога была нескучная, сильно трясло, и в автобусах было тесно. Какой-то дядька, который зашел в автобус на полпути и стоял рядом с нами, что-то пытался втолковать моему мужу на хинди, указывая на поклажу, которая стояла рядом с нашим сиденьем. Мы как смогли, объяснили ему, что поклажа не наша, пусть ищет хозяина/хозяйку. Наши сумки были в другом месте и никому не мешали. Сосед, сидящий у окна, объяснил мне, что на самом деле чувак не о сумках говорит, а просит, чтобы Сергей встал и уступил этому дядьке место, чтобы тот сел рядом со мной. И этот же сосед что-то на хинди тому дядьке сказал, как мы поняли, в нашу пользу. Мы долго смеялись. Какая простота. Я думаю, наверное, из-за того, что муж выглядит в два раза моложе своих лет, индийский дядька мог принять его за юношу, и поэтому решил, что имеет право сгонять его с сиденья. Хотя вполне возможно, что на самом деле дядька был моложе. Но ничего, когда ему что-то сказали на хинди наш сосед и кондуктор, он успокоился.

Во Вриндаване мы сначала приехали к храму ИСККОН, к Кришна Баларам мандиру. Поискали жилье в том районе. Но там было либо слишком дорого, либо дешево, но с плохими условиями. Поэтому мы отправились прямиком в тот же самый гестхаус, в котором мы с моими родителями жили в прошлый раз. Возле Севакунджа. Хозяева нам очень обрадовались и поселили нас в той же комнате, что и в прошлый раз. Наша любимая комната в этом гестхаусе, на верхнем (третьем) этаже. Очень удобная.

На следующий день вечером приехала вся остальная компания. Изначально предполагалось, что Премавати с компанией остановится в ИСККОН, а Гарги с Дашей приедут к нам. Но почему-то в наш гестхаус приехала вся компания целиком. Премавати очень долго торговалась с хозяевами и выбила цену за соседнюю комнату вдвое ниже, чем платили мы. Кроме того, она добилась того, что хозяева уступили ей свою собственную комнату на первом этаже тоже по дешевке. Вот это настойчивость и актерское мастерство! С таким талантом нигде не пропадешь! Я в восхищении.

На следующий день мы прошли Вриндавана-парикраму. Идти босиком не рискнули, шли в обуви. Уж слишком холодно было, декабрь все-таки. Да и я была простывшая от того, что мы замерзали по ночам, пила антибиотики в тот момент.

На следующий день мы сходили в храм Радха-Гопиннатх и в Радха-Модана-Мохан темпл. Случилось так, что когда мы вышли из дома, опять произошли какие-то изменения в планах и настроениях компании, и они все решили повернуть в другую сторону, пойти в какое-то другое место. Кажется, им захотелось посмотреть Банка-Бихари темпл. В итоге мы с Сергеем пошли в храм Радха-Гопиннатха одни, чему мы очень обрадовались, потому что шумиха и суета не подходит настроению этого храма, там нужно больше молчать. 

В храме Радха-Гопиннатха было, как всегда, тихо и пусто. На крыше перекликались между собой зеленые ожереловые попугаи. Парочка попугаев обосновалась в отверстии под крышей, и нежно ворковали, почесывая друг другу перья и клювы. Мы встретили старенькую Госвамини, - она как раз вышла нам навстречу. Посидели в алтарной, побеседовали с пуджари, помолчали. Здесь можно долго молчать и слушать.

Через некоторое время к нам приехали Даша, Гарги и Валера (друг Премавати из Сочи, который тоже приехал, чтобы встретиться с Аравинда Бабой). В этот момент вышла Шримати Кришна Госвамини, с которой я встречалась в 1998 году. Она меня узнала и очень обрадовалась. Пригласила нас всех на прасад после полудня. А пока у нас было время, мы сходили на Ямуну, на Кеши Гхат и в храм Радха-Модана-Мохана. В Модана-Мохана темпл Гарги и Даша о чем-то разговорились с пуджари. Видимо, он гадал им по рукам и рассказывал будущее. Потом вернулись в Радха-Гопиннатх. В этот день был экадаши. Поэтому прасад был без зерно-бобовых. Госвамини угостила нас фруктами и горячим молоком. Она показала мне свою молодую невестку и крохотную внучку, которой исполнился только месяц. Внучку назвали Джахнава.

К нам вышел сын Госвамини, Раджа. С тех пор как я его видела, он заметно потолстел и приобрел солидный вид. Между Раджой и Дашей завязался философский диспут. Мы слушали. Вернее, я просто слышала, но не вникала, потому что не нахожу в этих диспутах особого смысла и удовольствия. Пока наши гьяни были заняты философией и выясняли истину, мы с мужем поговорили с Госвамини на житейские темы и получили ее благословения.

Gargi 

 Modana_mohan

 Gopinath

 Gosvamini1

 Gosvamini2

 Raja

 Parikrama

 Krishna Gosvamini

 Parikrama2

 


 

Лирическое отступление

Махарши Аравинд — это человек, ради встречи с которым мы, собственно, приехали в Индию в этот раз. Он принадлежит Натха сампрадае, которая также известна как Сиддхам парампара или Сиддха-йога. Эта парампара берет свое начало от Даттатреи и Девяти Натхов. Что из себя представляет традиция Натхов — это отдельная история. Махарши Аравинд человек практики. Он не видит большого смысла в теории, философии, в словах и рассуждениях, и делает самый большой акцент только и исключительно на садхане, на практике. Он верит, что только ежедневная, стабильная практика принесет садхаку ответы на все его вопросы и даст все необходимые реализации. 

Baba1 

О Бабе нам писала в своих письмах Даша. Она путешествовала вместе с Бабой по местам паломничества в Гималаях. И так вкусно описала общение с Бабой, что после прочтения нескольких ее писем мы стали спрашивать, когда и где можно встретиться с ним, и получить от него дикшу, и вскоре купили билет. Сначала Даша сказала, что Баба не может встретиться с нами раньше, чем только в мае 2008 года. Потом Баба сказал, что может выделить нам только один день в декабре. А сейчас, когда мы уже приехали в Индию, рассчитывая увидеть его только один день, нам сказали, что специально для нас Баба организовал кэмп (семинар) на шесть дней в Бомбее. Еще планировалось, что кэмп будет проводиться в глухой провинции в Махараштре, вдали от цивилизации, с одной комнатой на всех, с удобствами на улице, с комарами, тараканами, змеями и скорпионами. А в итоге мы оказались в приличного вида районе в Бомбее, в просторной квартире со всеми удобствами, и кэмп проходил в квартире.

Путь в Бомбей

Из Вриндавана мы уехали снова в Дели, так как у нас был поезд из Дели в Бомбей. Пересидели несколько часов в крохотной квартире Гаргиного брата в Дели.

На вокзале мы встретились с двумя индийскими парнями, которые тоже ехали вместе с нами в Бомбей. Разрешите представить двух новых персонажей нашей истории — Свами и Атиш. Свами — это просто имя такое, а не титул, - он не санньяси. Это имя ему дал Баба, на встречу с которым мы все сейчас едем в Бомбей. Свами сделал себе завивку и теперь красовался с кудрявыми блестящими волосами и гордился собой. Первый парень на деревне, гарный хлопец. Атиш выглядит как скромный и мечтательный юноша из Дагестана или из Чечни. На Индуса он не очень похож.

У нас всех вместе оказалась очень большая куча тяжелых вещей. Таскать их по переходу вверх-вниз и по перрону, а потом быстро заносить в вагон и распихивать по полкам было, конечно, увлекательно. Пока мы ждали поезд на перроне, я с ужасом наблюдала, как под ногами у людей беззаботно резвятся крупные, толстые рыжеватые крысы и деловито ищут еду. Все занимались багажом и какими-то другими делами и бегали туда-сюда, а меня в легком трансе оставили вместе с Гарги сторожить сумки, поэтому от крыс деваться было некуда, пришлось терпеливо их наблюдать. Они не обращают внимания на людей, и их очень много. Одна подошла совсем близко ко мне и, испугавшись моего визга, убежала. Наверное, она очень удивилась, потому что обычно на них никто никак не реагирует.

Ладно, прощайте, рыжие крысы, наш поезд пришел. Поезд, как обычно в Индии, был удручающий. Из-за решеток на окнах казалось, что он предназначен для перевозок заключенных. Но я к индийским поездам уже привыкла, они меня уже не пугают. Нам удалось погрузиться в него со всей нашей поклажей без потерь. Расположились и дождались, когда принесут чай. Чай был невкусный, но зато горячий. Согрелись. Стемнело. Заняли свои полки и заснули.

Проснувшись ночью, я увидела, что наши все спят, но кроме нас неизвестно откуда взялись еще какие-то люди, которые спали на полу. Это нормально для Индии. Не всем достаются билеты с местами, у кого-то билеты без места. Когда утром все встали и спустились, новые пассажиры то и дело норовили погрузить свой багаж и сами пытались залезть на наши верхние полки.

station 

 


 

 

Бомбей

В Бомбей мы прибыли около трех часов утра, и нас встретил Ганеш. В Махараштре любимый бог — Ганеша, поэтому здесь многие мужчины носят имена Ганеши. Нам нужно было ехать дальше, еще до какой-то станции на электричке. Очень хорошо помня, что из себя представляют Бомбейские пригородные электрички, я предложила не откладывать это радостное мероприятие и поехать прямо сейчас, чем раньше, тем лучше. Потому что рано утром в электричку еще можно погрузиться относительно спокойно. Но после 5.30 утра это страшное зрелище, - все пытаются уехать на работу. Но Ганеш меня попытался успокоить, сказав, что он как раз сам работает машинистом такого поезда, «донт ворри». Но смутные сомнения у меня все же остались. Если он машинист поезда, то означает ли это, что нас повезут в кабине машиниста, или что он выгонит людей из вагона и даст нам спокойно в него зайти? Но сопротивление бесполезно. Ганеша решил, что мы должны сначала поехать к нему домой, выспаться, искупаться, поесть, и только потом ехать дальше.

Так мы и поступили. Дом у Ганеши маленький и очень уютный. После отдыха и еды он сказал нам, что все сумки можно оставить, потому что мы сейчас съездим на несколько часов посетим один ашрам, а потом вернемся за вещами и поедем туда, где мы будем жить. Ок, вещи оставили и поехали налегке.

Теперь нам предстояло ехать в пригородном поезде. На перроне я уже поняла, что сейчас произойдет то, чего я и боялась, - мы попали в самую давку. Когда подъехал поезд, стало совсем страшно. Происходило полное безумие. Приехавшие пассажиры пытались выйти из поезда, а с перрона люди решительно и шумно ломились в поезд. О том, чтобы кто-то кого-то пропустил и подождал, не может быть и речи. Побеждает сильнейший. Поезд брали штурмом. Поток орущих и толкающихся людей внес нас в вагон. Чисто на инстинктах мы вбежали, и нам повезло, что там оказались свободные сидячие места. Уффф, сели, едем. Ганеш и Даша оказались в другом конце вагона. Премавати, Вибхуламша, Валера, Сергей, Гарги и я сидели рядом. Гарги краем уха слышала, что Ганеш упоминал станцию, на которой нам нужно выйти, и это было очень кстати, так как связаться с Ганешей в данный момент было невозможно. Гарги спросила людей, и ей подсказали, где нам нужно выйти. На нашей остановке повторилось то же самое, но только теперь мы были в роли тех, кто пытался выйти из вагона. Поток людей вытряхнул нас из поезда на перрон и мы быстро спрятались у стены, чтобы нас не унесли дальше, и чтобы мы не растерялись. Ганеша с Дашей тоже благополучно вышли. Я ничего не сказала вслух, чтобы не показаться занудой, но меня точила мысль, - какой же потаенный смысл был в том, что Ганеша был машинистом поезда, как нам помогла его почетная должность в данной ситуации, когда нас несла орущая толпа? Может быть, вера в то, что Ганеша умеет водить поезд, помогла нам остаться целыми и невредимыми? Ладно, проехали, не надо пытаться во всем увидеть логику, тем более в Индии.

Дальше был автобус. А дальше степь... Деревья, выжженная Солнцем трава. Тишина. Пекло. Солнце в зените. Мы пришли в ашрам. Там стоит маленький домик, в котором живут несколько человек. Когда мы подошли к ашраму, мы встретились с Картиком Свами, учеником Бабы. Своей внешностью и поведением он напоминает Иисуса Христа или какого-нибудь смиренного христианского монаха-затворника. Прямой пробор в волосах и борода только усиливают это впечатление. Он мало похож на индуса, разве что только цветом кожи.

На территории ашрама сооружен пандал, в котором читали лекции, и беседка, под которой проводилась ягья в честь Даттатреи, потому что сегодня день его явления. Было много гостей с детьми. Они все участвовали в ягье, потом слушали лекцию на марати, и потом их кормили прасадом.

Пока все это происходило, мы спустились по тропинке к реке. Посидели на берегу. Это очень спокойное место в дали от цивилизации. Вокруг на много километров ни души (кроме нашей компании). Мы слушали птиц. Потом вернулись вверх, к домику. Там загорала на солнце рыжая собака. У нее была нетипичная для южноиндийских собак густая шерсть. Должно быть, ей очень жарко. У нее красивые глаза.

dog 

Нас покормили прасадом. Потом попросили кого-нибудь из нас торжественно раздать всем собравшимся детям тетради в подарок. Для этой роли лучше всего подошла Премавати. Дети кланялись, касались ее стоп и получали от нее тетради, а она благословляла их, повторяя имена Кришны и Радхи. Вибхуламша и Даша пытались ей напомнить, что сегодня день явления Даттатреи, и не мешало бы его тоже упомянуть.

Потом нас посадили на машину и сказали, что теперь повезут в то место, где мы будем жить, и там мы встретимся с Бабой. Я вспомнила о нашем багаже. «Донт ворри», - говорят, - Свами и Атиш позаботятся о ваших сумках, они все принесут. Бедные парни, как же они с нашими сумарями вдвоем в электричку сядут.

Нас поселили в квартире в многоэтажном доме. Квартира поразила своими размерами. Никогда еще в Индии я не видела таких больших квартир. Всего три отдельные спальни и зал. Зал и все комнаты просторные, с большими окнами. Мебели в квартире не было, за исключением двух стульев. Мальчики и девочки расселились отдельно.

Оставив вещи и приняв душ, мы пошли на вечерний сатсанг. Это программа, которая проводится для прихожан в ашраме. Ашрам находится близко от дома, в пяти минутах ходьбы. В этот день был праздник, чествовали Даттатрею. Во дворе ашрама был расстелен большой половик, по которому ходили босиком, и на котором все сидели. Вскоре музыканты стали трубить в особые длинные такие дудочки и бить в барабаны, что означало, что приехал Баба. Баба вышел из машины, почтил Даттатрею и сел на сооруженной во дворе сцене. Дальше была лекция. Баба почти не говорит по-английски. Он говорит на марати и на хинди. Гарги переводила нам на английский, а Даша переводила Вибхуламше и Валере на русский. Двойной перевод. В результате перевода, насколько я догадываюсь, немалая часть сказанного для нас, конечно же, потеряна. По крайней мере чисто по продолжительности можно судить, - перевод Гарги обычно занимает раза в два меньше времени, чем то, что говорил Баба. Надо учить хинди.

В этот вечер после сатсанга мы вернулись в квартиру и поели. Баба с нами побеседовал, познакомился со всеми нами. Каждый вкратце рассказал о себе. Гарги до этого уже рассказала ему о том, что я не приняла первую дикшу (которую давала Гарги в Харидваре) и не хочу практиковать крийю. Это была правда, - у меня не было интереса. Вернее, я понимала, что это серьезная практика, что она эффективна, и что она занимает по крайней мере час в день, и в то же время отдавала себе отчет в том, что наш вояж скоро закончится, я вернусь домой во Францию к обычной жизни, и все будет по-старому, и вся практика сойдет на нет, кроме того минимума моей практики, который я уже делаю, и которую я легко могу выполнять только потому что она не отнимает много времени. Брать на себя что-то большее я не решалась. Все это я честно рассказала Бабе. Выслушав все это, Баба почему-то сказал, что я хороший садхака. Потом он хитро улыбнулся, и глядя мне в глаза, сказал, что завтра даст мне дикшу. Это не был вопрос. Это не обсуждалось. Он просто решил и все. Я подумала, что ладно, деваться некуда. Мне это было, честно говоря, «против шерсти». Этот момент, - когда от дикши просто невозможно было отказаться, - меня несколько напряг и неприятно удивил. Но отказывать таким личностям не в моих правилах. По крайней мере, я честно предупредила его, что садхака из меня никакой, и что дисциплина и я - разные, просто противоположные вещи. Также недвусмысленно сказала Бабе о том, что у меня уже есть гуру, и я не коллекционирую гуру, поэтому еще одна дикша мне не нужна. Он видел мои сомнения и смеялся, ничего не отвечая.

Потом мы закончили свои житейские дела и легли спать. Подъем у нас в четыре часа утра. За час всем по очереди нужно успеть принять душ. Хорошо, что в квартире три душа, по одному на каждую спальню. Это правильно. В пять утра у нас начиналась зарядка, и после зарядки крийя. Так как здесь не посачкуешь и никуда не сбежишь, мне не удалось уклониться от этой садханы. Удивительно, но когда все поднимаются вместе, то вставать в четыре утра не сложнее, чем в восемь. В одиночку нашлись бы тысячи причин, чтобы не вставать. А тут стараешься встать побыстрее, чтобы успеть попасть в душ.

Утренние крийи проводили Даша и Гарги. То что говорила Гарги, Даша переводила для русскоязычных садхаков. Потом был короткий перерыв и приходил Баба, давал нам другие практики.

На следующий после приезда день Баба провел огненную церемонию и дал нам всем вторую дикшу. Огонь разожгли прямо в комнате в специальном железном приспособлении на ножках.

После церемонии он обучал нас практике. Саму практику я описывать не буду, так как Баба не разрешает. Для меня весь процесс был достаточно прост и понятен, но только беда с моим неподготовленным телом. Не привыкла я часами напролет сидеть, скрестив ноги. Поэтому ноги ужасно болели. Поэтому медитацией это, конечно, назвать нельзя. Сидишь и терпишь жуткую боль в коленях... Но тем не менее через три дня боль в ногах немного утихла, тело привыкло, и садхана стала получаться лучше.

Небольшие перерывы на чай и кофе. Причем, сам Баба и его ученики чай и кофе не пьют, но при этом никаких проблем с тем, что мы пили. Также получасовой перерыв на легкий завтрак и часовой перерыв на обед. Остальное время — практика. В шесть тридцать вечера обязательная явка на сатсанг в ашрам, а после сатанга наша программа продолжается. По расписанию предполагалось, что мы будем ложиться спать в десять вечера. Но получалось всегда позже. Вечером были лекции и потом обсуждения, которые бы никогда не закончились, если Баба их не останавливал.

25 декабря Баба попросил нас придумать что-нибудь веселое для прихожан в связи с Рождеством. Хорошо, что с нами был Вибхуламша, режиссер, кукольник и массовик-затейник с зычным голосом, с гармошкой и с колоритной славянской внешностью. Он спел русские песни и частушки, местами переделывая их текст на кришнаитский лад. Получилось очень смешно. На Бабу надели красный колпак Санта Клауса и вручили шоколадные конфеты, которые Премавати с Вибхуламшей очень кстати привезли из России. Баба раздавал конфеты всем детям. А потом несколько оставшихся конфет Баба запихал нам в рот. Мне, вместо того чтобы положить конфету в рот, от измазал шоколадом нос. То же самое он проделал и с другими, кто не успел увернуться. Барабанщики подхватили ритм, и под гармошку и песни Вибхуламши все поднялись и стали танцевать. Было весело, праздник получился хороший.

Когда вернулись в квартиру, праздник продолжался. Включили записи красивых бхаджанов и киртанов, все танцевали и подпевали. Это была фактически динамическая медитация.

Гарги пожаловалась на то, что у нее болит спина, и из-за этого она не может толком медитировать. Баба ей помог. Для этого нужно было, чтобы двое зафиксировали ногами ее голову. Атиш и Свами полжили голову Гарги на полотенце, прикрыли ее краями полотенца с двух сторон, чтобы не касаться ее ногами непосредственно. Так как они говорят на хинди, я не поняла, в чем там возникла заминка. В общем, парни либо что-то не так делали либо что-то забыли. Баба быстро подошел к ним и со всей силы отвесил обоим оплеухи. Это было очень неожиданно. Потом они все-таки сумели правильно зафиксировать голову Гарги и Баба поправил ее позвоночник. Он хорошо владеет мануальной терапией.

Как рассказывала Даша, она была свидетельницей, когда на большом кэмпе, где собралось более 500 человек, лекцию давал ученик Бабы, Картик Свами. Посреди лекции он запнулся, что-то забыл. Кажется, забыл какой-то стих на санскрите. Баба подошел к нему и со всей силы ударил палкой по спине. И это при всех, не щадя его эго.

Позже Баба прокомментировал нам, почему он ударил этих двух парней. Он сказал, что со стороны люди могут осудить его, подумать, ну что это за злой гуру такой, что он бьет своих учеников. Но на самом деле он видит проблему в уме ученика. Он видел, что в тот момент в умах Атиша и Свами были беспокойства. Поэтому он ударил их. Он сказал, - можете спросить их, прошли ли их беспокойства после этого. 

Как сказала Даша, его ученики сами умышленно стараются делать такие ошибки, чтобы он их побил. Потому что у них есть опыт, что после его оплеух они получают большие реализации. И бьет он, конечно, только тех, кто полностью принял его руководство и готов принять от него все.

На следующий день, 26 декабря, была годовщина нашей с Сергеем свадьбы. Весь день была садхана. Вечером, когда мы пришли на сатсанг и заняли свои места, я заметила, что принесли два низких плоских деревянных сиденья, и заподозрила, что это как-то касается нас с Сергеем. Так и есть. Нас вызвали и усадили на эти дощечки-сиденья. Женщина зажгла свечу, которая стояла на подносе перед нами. Также на подносе были разные ингредиенты, - цветы, рис, порошочки. Этим подносом с горящей свечой обвели перед нами по кругу несколько раз. Нас обсыпали рисом и цветами, обрызгали водой и поставили красным порошком точки на лбу. Нам вручили подарки — рис, цветы и кокос. Мне подарили шелковое сари, а Сергею красочную статуэтку Радха-Кришны под стеклянным колпаком. Все нас от души поздравили и благословили. Хотя я не знаю всех этих людей, которые нас поздравляли, я почувствовала себя как будто в родной семье. Вся эта церемония, и столько внимания, тепла и любви, - все это очень трогательно.

Вернулись в квартиру. И сегодня музыкальный праздник тоже продолжался. Баба сказал, что сегодня день любви, поэтому будем танцевать. Только на этот раз мы не просто танцевали. Баба сказал нам танцевать с закрытыми глазами и не подпевать. Медитация в танце. Слушать музыку, отключить ум, не думать, раствориться в музыке, стать музыкой и отпустить тело, позволить музыке самой танцевать. Мы танцевали с закрытыми глазами. Потом Баба сказал «стоп», и все замерли в том положении, в котором были в этот момент. Тишина. Слушаем. Наблюдаем. Через некоторое время, не открывая глаза, сели и продолжали медитировать сидя.

После медитации Баба говорил о музыке. Он использовал какие-то санскритские термины, но я их не запомнила. Попросту говоря, есть музыка, в которой есть бхава, и есть музыка без бхавы. Как сказал Баба, если слушать музыку на дискотеке, в которой нет бхавы, у человека от этой музыки разрушаются около 60 тысяч эритроцитов (красных кровяных телец). А когда слушаешь музыку, в которой есть бхава, то в этот момент появляются около 60 тысяч новых эритроцитов. В музыке без бхавы нет чувств. В музыке с бхавой есть подлинные чувства, поэтому она влияет благотворно, в том числе и на физическое тело.

27 декабря был день рождения у Гарги. Ей исполнилось 32 года. После садханы, вечером у нас также был праздник. Для Гарги провели пуджу, подарили ей подарки, обсыпали цветами и накормили сладостями. Даша купили вегетарианский торт, Баба разрезал его и кормил им всех. Гарги пыталась накормить тортом Бабу, а Баба отказывался, потому что он не ест сладкое. Гарги настаивала, и тогда он стал убегать от нее. В конце концов ей удалось запихнуть кусок торта ему в рот. Все были перепачканы кремом. Я старалась все это действо фотографировать. Показала Бабе смешной кадр, где у него на усах и бороде видно крем. Он схватился за голову и побежал умываться.

Gargi2 

 Gargi3

 Baba_Gargi

 Baba_Premavati

 baba_tort

 Baba_krem

 Baba Claus

28 декабря также была садхана, и в середине дня Баба нашел время для нас Сергеем персонально, выслушал нас, ответил на наши вопросы и дал много ценных советов.

Все эти дни Баба лично готовил для нас еду и сам раскладывал. Он служил нам так, как будто мы его дети, а он наша мама. Он повторял, что мы — это его семья, и он позаботится о нас. Я действительно чувствовала, что к нам относятся с большой заботой, как к членам семьи. Баба спрашивал у всех, кто что хочет кушать, и выполнял пожелания всех. Здесь нас не мучали страшными дозами чили, и вообще добавляли мало соли и специй, и еда легко усваивалась, так что с желудком не было никаких проблем. Все, что для нас готовили, было просто превосходно, по крайней мере, на мой вкус. Один раз Баба приготовил нам рис без соли. Чтобы рис был съедобный для тех, кто не привык есть без соли, он смешал его с зернами граната, так что отсутствие соли было незаметно. Баба всегда советует исключить из рациона или хотя бы есть меньше рафинированного сахара, белой муки, соли и жареного. По поводу соли он уточнял, что нужно солить пищу только во время приготовления, но после того как еда готова, ее подсаливать дополнительно нельзя, потому что это вредно. Также он рекомендует пить до 6 литров воды в день, желательно по полстакана воды через каждые полчаса, и пить с утра воду с лимоном. Он говорит, что вода с лимоном снижает кислотность. Он несколько раз упоминал, что нужно следить за тем, чтобы не было повышенной кислотности, нужно избегать таких продуктов, которые повышают кислотность.

Baba_cooking1 

 Baba_cooking2

 Baba cooking3

 Baba_Kartik

 Kartik

 eda

Вибхуламша сказал, мол, сколько же нам теперь жизней нужно расплачиваться за его служение, мы в таком большом долгу перед ним. На что Баба сказал, что с его стороны это не служение. Нет никакого служения, никто никому не служит. Это любовь. Когда есть любовь, там нет места служению. Это просто любовь. И он делает все из любви, а не как служение. Потому что мы одна семья.

Под конец Премавати и ее компания обсуждали, кто куда поедет после этого кэмпа. Я слышала, что они собираются поехать в ашрам Бабы в Хатурне, в 14 часах езды отсюда. Так как у них много вещей, Баба сказал им - не беспокойтесь, вы поедете на машине, вы там все поместитесь, а я поеду поездом.

Гарги сказала мне, что это в первый раз она видит такой кэмп; ее переполняли эмоции. Она была потрясена тем, как нам всем повезло, насколько мы удачливы, что Баба выделил нам персонально так много времени, и что он так много с нами возился. Раньше никогда такого не было. Всегда на кэмпах были тысячи людей, его учеников, и поэтому Баба был недоступен для личного общения. Так как меня Баба практически заставил принять дикшу и попросту не оставил мне выбора, у меня сложилось впечатление, что дикшу легко может получить любой желающий, стоит только прийти и попросить. Но Гарги рассказала, что, например, недавно приезжали сюда богатые русские туристы, обучались крийе и попросили у Бабы дикшу, но Баба им отказал. Эти люди Бабе не понравились. В некоторых случаях он может отказать, когда его просят о дикше, а в некоторых случаях может сам притянуть к себе ученика и дать ему дикшу даже когда ученик еще ее не хочет. Причины этого знает только сам Баба, это непредсказуемо и нельзя предугадать. Баба говорит, что садхаки Сиддхам-парампары встречаются из жизни в жизнь, и он узнаёт тех, кто имел связь с этой парампарой в прошлых жизнях.

В последний день кэмпа, вечером 28 декабря, Баба попросил всех нас — Премавати, Вибхуламшу, Валеру, Дашу, Гарги, Сергея и меня — выступить перед публикой и рассказать о своих впечатлениях от этого семинара. Премавати говорила долго и заумно. Другие заняли меньше времени и выражались понятнее и душевнее. Когда вышла Гарги, она с поникшей головой взяла в руки микрофон, помолчала, потом сдавленным голосом сказала, что не может говорить, заплакала, ушла и села обратно на свое место. Валера отметил с восхищением — вот это речь Гарги выдала!

Когда Баба учил нас практике, у меня вначале создалось впечатление, что этот путь исключает такие вещи как чувства, эмоции, бхакти, вкус... Гьяна и практика без сентиментов. Возможно, Баба уловил мои мысли, и возможно, для таких как я устроил медитации в танце, с растворением в музыке... На одной из вечерних лекций он заговорил о Кришне. Вместо Гарги в этот раз переводил доктор Рой, архитектор, очень образованный человек, ученик Бабы. Баба рассказал о том, как в то время, когда Кришна жил в Двараке, Удхава приехал во Вриндаван и встретился с мамой Яшодой. Яшода обратилась к Удхаве с такими словами: «Я знаю, что Кришна теперь стал великим и важным человеком. Он царь, и у него роскошный дворец. Во дворце у него много слуг и стражи. У него много жен. Все стараются служить ему. Дорогой Удхава, ты же друг Кришны. Ты ведь можешь попросить его взять меня в его дворец и устроить там в качестве прислуги?» Удхава был поражен ее словами. Он сказал ей, «Как ты можешь такое говорить?! Ты же его мать. Как ты можешь стать его прислугой?» На что Яшода ответила, что она сильно любит своего сына и просто хочет быть рядом с ним и служить ему, заботиться о нем. На этом месте наш переводчик, доктор Рой заплакал навзрыд и закрыл лицо руками...

В конце кэмпа Баба попросил у нас гуру-дакшину. Он просил у нас прощения за то, что доставил нам столько много неудобств, что мы с непривычки вставали в 4 часа утра, что он заставлял на сидеть много часов подряд в медитации и у нас от этого болели ноги и спины, за то что уделял нам мало внимания... И он нас благодарил, и сказал, что многому учился у нас. В качестве гуру дакшины он не просит денег. Он попросил, чтобы в качестве гуру-дакшины мы теперь отдали ему все свои проблемы, беспокойства и боль, которые у нас есть. Индийские ученики, которые слышали это, сидели и заливались слезами.

29 декабря мы сели в машину, которую нам дал Баба, попрощались с ним и поехали в аэропорт. 

Обсудить на форуме